← Вернуться назад

Проблемы оценки магистерского образования в России

1 марта 2016
Автор Земцов С.П., Еремкин В.А.

В последнее время в экономике России на первый план выходят вопросы кадрового обеспечения, и Правительство увеличивает поддержку наиболее эффективных вузов. В 2015 году в рамках государственной программы «Развитие образования на 2013–2020 годы» 10,14 млрд рублей из бюджета планировалось выделить 14 вузам. Одновременно с этим Министерство образования и науки отзывает лицензии на осуществление образовательной деятельности у значительного числа неэффективных вузов. В Федеральной целевой программе развития образования на 2016-2020 годы зафиксировано требование сокращения числа вузов на 40%, а их филиалов - на 80%. Сокращения должны коснуться, в первую очередь, неэффективных негосударственных вузов, готовящих специалистов гуманитарных профессий, в том числе наиболее востребованных абитуриентами юриспруденции и экономики. В обществе растет недовольство и недоверие к проводимой реформе, высказываются опасения относительно возможного сокращения числа технических вузов, выпускники которых востребованы реальным сектором экономики.

На сегодняшний день для оценки качества образования в вузах используется целый ряд международных и российских рейтингов[1], однако большинство из них ориентировано на крупные и известные университеты. Они также имеют недостатки в методиках сбора статистики и в самой процедуре составления, которые активно критикуются. При этом ориентация на попадание российских вузов в международные рейтинги приводит к необходимости ускоренной модернизации и финансовой поддержки наиболее эффективных технических вузов.

Большинство российских и зарубежных рейтингов вузов и программ, как показывает проведенный специалистами РАНХиГС анализ, характеризуются определенными недостатками: чрезмерно большой набор индикаторов, что вызывает сложности в построении рейтинга и в ходе верификации, а также затрудняет интерпретацию результатов. Критике также подвергается выбор индикаторов, включая чрезмерное значение показателей цитируемости, которая может быть связана с популярностью вуза, а не с качеством образования; наличие разных национальных и отраслевых традиций научного цитирования, высокую чувствительность показателей импакт-фактора и индекса Хирша к различным параметрам (числу новых статей автора, к учету препринтов, к учету самоцитирований и т.д.), разные критерии расчета полной ставки преподавателей и приведенного контингента студентов и др. Многие рейтинги не ссылаются на общепринятую методику оценки, а при сборе статистики попадают под влияния эффекта избыточного доверия вузам.

Для ряда российских рейтингов характерен и ряд других недостатков, среди которых непрозрачность экспертных оценок и построения индикаторов, недостоверность информации, предоставленной вузами, неполнота описания, проистекающая вследствие особенностей выборок экспертов, отсутствие системности в отборе источников для получения информации, попытка ориентировать рейтинги одновременно на все вузы России без учета их профиля и других особенностей.

Проведенный РАНХиГС анализ показывает, что рейтинги магистратур еще сильнее зависят от мнений экспертов, студентов и выпускников, рекрутеров, поэтому нельзя избежать конъюнктурности и субъективности мнений. Составляемые рейтинги вузов по качеству магистерского образования зависят от уже существующих рейтингов, поскольку базируются на результатах опросов по другим рейтингам. Подходы и индикаторы международных рейтингов вузов и образовательных программ в значительной мере ориентированы на оценку научно-исследовательской составляющей, что слабо применимо для оценки магистерских программ в России в виду иных функций и недостатка информации.

При оценке качества программ магистратуры возникает серьезная проблема несопоставимости программ, которые даже в одном вузе различаются по направлениям подготовки, по видам деятельности, которыми должен овладеть выпускник программы в соответствии с новым образовательным стандартом ФГОС 3+, по стоимости обучения и по ряду других характеристик.

Несмотря на частое использование одних и тех же индикаторов и многочисленные попытки выработать универсальный подход к ранжированию в высшем образовании, в целом по результатам анализа международного и российского опыта можно сделать вывод о том, что оценка программ магистратуры не может осуществляться на основе единой методики для всех программ магистратуры ввиду сущностных различий самих программ и реализующих эти программы вузов. Для выполнения корректного сравнения требуется работа, сопоставимая с той, которую проводит Национальный научно-исследовательский совет в США для оценки качества программ PhD, когда  в исследовании приняло участие около 5 тыс. программ в 222 вузах во всех штатах.

Объективным ограничением внедрения любой традиционной методики рейтингования в настоящее время является слишком короткий временной период, прошедший после введения нового образовательного стандарта ФГОС 3+. Большинство существующих методик ранжирования программ, не учитывающих оценку компетенций по ФГОС 3+, становятся слабо применимыми.

 


[1] Shanghai Academic Ranking of World Universities, World Universities Ranking, Times Higher Education World University Ranking, Leiden Ranking Performance Rankings of Scientific Papers for World Universities, Webometrics Ranking of World Universities, Национальный рейтинг университетов Интерфакс, рейтинг качества приёма в российские вузы ВШЭ, Рейтинг вузов Эксперт РА

Поделись в соц.сетях